Хазрат Бабаджан

Из книги «Женщины Абсолюта», ИД «Ганга», 2014

При рождении Хазрат Бабаджан нарекли Гулрух. Девочка родилась в знатной мусульманской семье в Белуджистане в северной Индии между 1790 и 1800 годами. Гулрух означает «как роза» или «со щеками как розы». Она была прекрасна не только внешне — ее дух был также подобен розе, аромат и красота которой никогда не исчезают. Эта утонченная красота сохранялась у нее на протяжении всей жизни, и где бы она ни оказывалась, уже став Бабаджан, людей неизменно тянуло к ней словно магнитом.

Гулрух воспитывали как богатую благородную принцессу, не жалея никаких денег на образование и привитие навыков, соответствующих ее высокому положению. Девочка была яркой и умной. Еще в детстве она выучила наизусть весь Коран, став известной в юном возрасте как Хафиз-и-Коран. Она также бегло говорила на нескольких языках, включая арабский, персидский, пушту, урду и даже английский.

Имея с детства тягу к духовной жизни, Гулрух проводила большую часть времени в одиночестве, повторяя выученные из Корана молитвы или сидя в молчаливой медитации.

С годами склонность Гулрух к духовным занятиям становилась все более и более явной, и все больше времени она проводила наедине с собой. Когда Гулрух достигла брачного возраста, родители подняли вопрос о замужестве, но неожиданно получили серьезный отпор: девушка не собиралась выходить замуж. Тогда родители попытались заставить ее вступить в брак. Они не знали, что она уже сделала свой выбор. Ее Возлюбленным был сам Бог. Сердце Гулрух было опьянено божественным экстазом, и в слезах она молила лишь об одном — стать единой со своим Возлюбленным.

 

И хотя Гулрух любила своих родителей, согласиться с их решением она не могла. Ее страстное желание найти своего истинного Возлюбленного было настолько нестерпимым, что, несмотря ни на какие препятствия, она убежала из дома.

Прошли годы, но тоска Гулрух по божественному не становилась меньше. Безрассудство превратилось в опьяненность, сделавшую поток ее слез еще более обильным. В этот период, когда сердце Гулрух почти надорвалось от слез, она встретила индусского садгуру. Под руководством этого учителя она в течение полутора лет жила на горе в дикой местности (ныне это район Пакистана), придерживаясь суровой аскезы.

После этого она покинула регион и отправилась пешком в Индию, в Пенджаб. Странствия ее продолжались долгие годы. И вот однажды в Мултане (Пакистан) она встретила мусульманского кутба, известного как Маула Шах, благодаря милости которого афганская принцесса исчезла навсегда, позволив Возлюбленному соединиться с ее душой. Гулрух пережила полную духовную смерть: она стала богореализованной, и не осталось ничего, кроме Бога.

В своем богореализованном состоянии Гулрух, которой было уже почти сорок лет, снова отправилась из Индии в северные области, в Равалпинди, к своему первому учителю индусу. Учитель назвал ее «брахми-бхут», поскольку она находилась на стадии экстатического единения и, казалось, совсем не замечала мира. Главная ее цель была достигнута, но сознание духовного наставника, который мог бы вести других к этой цели, пока не было сформировано.

По прошествии нескольких лет с помощью своего индусского учителя Гулрух вновь обрела сознание мира, множественности и превратилась в совершенного Учителя. Наряду с божественным осознанием безграничного океана реальности, она начала видеть каждую каплю как каплю, множественность в единстве.

Находясь в состоянии великого духовного экстаза, она в присутствии группы мусульманских солдат в Равалпинди заявила о себе как о Творце: «Я Тот, кто создал все! Я источник всего творения». Это вопиющее заявление превратило белуджийских солдат в разъяренных фанатиков — они схватили ее и похоронили заживо, поскольку сочли слова бродячей сумашедшей за оскорбление святого ислама. Cделав свое дело, они оставили ее могилу и ушли. Однако оставленная умирать в безвестной могиле Гулрух не погибла. Неизвестно, как она пережила это испытание, но примерно в 1900 году она оказалась уже в Бомбее, находящемся более тысячи миль южнее, где стала жить на тротуаре улицы.

Спустя годы, когда эти же солдаты увидели Бабаджан живой в Пуне, их охватило раскаяние. Некоторые из этих солдат стали ее преданными. Слава о Гулрух распространялась все больше и больше, многие верующие мусульмане принимали ее как кутба и стали добавлять к ее имени «Хазрат», что означает «ваше высочество», и почитали как человека, ставшего единым с Богом — Бабаджан.

После того как Бабаджан сменила в Пуне несколько мест, она поселилась под деревом ним. Вокруг Бабаджан начали собираться толпы, и пространство рядом с ней становилось все более ограниченным.

Потом она облюбовала себе новое дерево ним в районе Чар Бавди. На этом месте она оставалась много лет — до тех самых пор, пока тело не оставило свою земную оболочку.

Постепенно слава о Бабаджан распространялась все больше и больше. Мусульмане, индуисты, зороастрийцы из различных мест приезжали к ней за даршаном. Чар Бавди стал святым паломническим местом, где вино опьяненности Богом проливалось на искренне ищущих. Число преданных увеличивалось день ото дня, тысячи людей по всей Индии почитали Бабаджан и прославляли ее.

Она никогда ничего не просила, хотя жила как нищая: из личного имущества у нее было только то, что было на ней. В жизни на улице она сроднилась с пылью дорог, и никто и не подозревал, что рождена она была принцессой и по собственной инициативе отказалась от положенного ей наследства. Вместо него она обрела бесценное богатство не от мира сего. Всем своим божественным наследством — упоенностью высшими состояниями, совершенным постижением — она делилась с миром.

21 сентября 1931 года, в 4:27 по полудню, Хазрат Бабаджан оставила свое тело. Она была похоронена под тем же деревом ним, где сидела на протяжении стольких последних лет. Могила Хазрат Бабаджан стала святыней, и каждый день здесь можно наблюдать нескончаемый поток желающих поклониться ей.

 

Перевод с английского Елены Плехановой